Главная Фотоальбомы О нас Новое Популярное Блоги Обратная связь
Мы против ликвидации Минприроды Коми
Проект «Оценка социально-экологических последствий ядерных взрывов в «мирных» целях (водораздел Печора-Кама, 1971 год; верховья реки Луза, 1984 год)».
SAVEPECHORA > Проекты и кампании
Проект «Оценка социально-экологических последствий ядерных взрывов в «мирных» целях (водораздел Печора-Кама, 1971 год; верховья реки Луза, 1984 год)».  
[16 июня 2013г. в 04:52]
ИНИЦИАТИВА КОМИТЕТА ПОДДЕРЖАНА
В 2000-м году значительное место в деятельности общественного Комитета спасения Печоры заняла работа по выполнению проекта «Оценка социально-экологических последствий ядерных взрывов в «мирных» целях (водораздел Печора-Кама, 1971 год; верховья реки Луза, 1984 год)».
Факты проведения в 70-80-е годы ядерных взрывов в бассейне Печоры и на сопредельных территориях давно были в поле зрения Комитета, и информацию об этом, а также свидетельства некоторых участников подготовительных работ читатели нашей газеты «Экологический вестник» имели возможность первыми в республике прочесть уже в 1990 году.
Прошедшие с 1990 по 2000 десять лет «гласности и демократии» не добавили припечорцам информированности в этом вопросе. Ни власти, ни тем более ведомства, проводившие взрывы, не предприняли в этом направлении ни одного шага. Почему? Чем меньше знает народ, тем спокойнее жить и править властям. Мы, представители общественного экологического движения, хорошо знаем, что противостоять этому беспределу можно только в одном случае: если как можно больше людей будут владеть информацией по тому или иному вопросу. Вот почему мы продолжили работать над изучением истории и последствий проведения ядерных взрывов в бассейне нашей реки.
Наш проект получил финансовую поддержку Московского Института содействия общественным инициативам «ИСАР», и летом 2000 года Комитету спасения Печоры удалось осуществить две экспедиции.
Первую – в верховья реки Луза в Печорском районе Республики Коми, где в 1984 году на глубине 720 м был произведен ядерный взрыв мощностью 1,4 кТ. Вторая экспедиция была проведена на место ядерных взрывов, произведенных в 1971 году на водоразделе Печоры и Камы. Ниже – рассказ о результатах этой экспедиции.

ТАК НАЧИНАЛАСЬ РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОЕКТА ПЕРЕБРОСКИ СЕВЕРНЫХ РЕК В КАСПИЙ
В марте 1971 года в Чердынском районе Пермской области, в полутора-двух километрах северо-восточнее деревни Васюково, в 20 км к северу от поселка Чусовской и 10 километрах от границы Троицко-Печорского района Республики Коми было произведено три ядерных взрыва суммарной мощностью 45 кТ под общим названием «Тайга». Атомные заряды были заложены на глубину 127 м, но в действительности взрывы оказались наземными ядерными взрывами.
По официальной версии, они производились в экскавационных целях (на выброс грунта). С помощью серии таких взрывов «на выброс» предполагалось создать искусственный канал с целью последующей переброски вод печорского бассейна на юг – в Каму, Волгу и Каспий.
На месте взрывов образовалась воронка - котлован, который впоследствии заполнился водой. Так появился искусственный водоем более 600 м длиной и около 300 м шириной, вокруг которого – песчаный бруствер, уже на протяжении 30 лет источающий радиоактивность. Постепенно бруствер воронки зарастал древесной растительностью – березой, осиной, кедром…

Из воспоминаний Тимофея Константиновича Афанасьева, единственного жителя деревни Васюково, уроженца деревни Мамыль Троицко-Печорского района Республики Коми:
В марте 1971 года (кажется, 25 марта), в то время я жил в Чусовском, нас попросили до 12 часов дня выйти из домов, из всех помещений, предупредили, что в районе Васюково что-то готовится, и в домах находиться опасно. Мы уже знали, что там ведутся какие-то большие работы, не один год стояла 35-я экспедиция 1 ГЛАВКа, потом приехали военные. Что конкретно делается — мы не знали.
Как просили, 25 марта все вышли на улицу. Ровно в 12.00 мы увидели на севере, в районе Васюково, огромный огненный шар. На него было невозможно смотреть, резало глаза. Почти в это же время, лишь на мгновение позже, пришла ударная волна, мы ощутили колебание почвы — как будто по земле прошла волна, как по поверхности моря волна проходит (поселок Чусовской по прямой находится в 20 км от места взрыва — В.С.). Потом этот шар стал вытягиваться в гриб, и черный столб стал подниматься вверх, на очень большую высоту. День был ясный, солнечный, совершенно безоблачный. Потом гриб вытянулся в высочайший черный столб, на глаз до километра высотой. Потом он как бы надломился внизу и упал на ту сторону (имеется ввиду территория Коми — В.С.). После этого в воздухе появились вертолеты и самолеты и полетели в сторону взрыва.
В Васюково раньше, до взрыва, жил один дед, уже старый. Я незадолго до этого жил в пяти километрах по прямой от Васюково на северо-запад, в Березовке (Коми Березовка — В.С.). Я бывал в Васюково, когда начала там работать 35 экспедиция, они там стояли лет пять. Потом там поставили солдат, было пять или шесть щитовых домов - казарм, много техники. Они протягивали кабеля, было большое количество кабелей. В Березовке был оборудован наблюдательный пункт, все “шишки” там сидели (командный пункт — В.С.). В Березовке же стояли большие вышки металлические, на них были прожектора и всякая аппаратура, наверно фотографировали. Еще один промежуточный пункт был в двух км от Васюково, на болоте. Там прямо в земле я видел свинцовые перегородки (потом уже, когда оттуда все ушли). Солдаты во время взрыва тут и были, в Васюково (Васюково в 1,5 — 2 км. на северо-восток от места взрыва по прямой — В.С.).
После взрыва слышал, что яма образовалась глубиной 75 метров, какой-то начальник даже говорил, что там был УАЗик и упал туда в яму, там так и остался. А недавно какой-то профессор приезжал, брал пробы, делал замеры и сказал, что глубина водоема — до 18 метров. Я туда сам относил мальков окуней (окуни в водоеме действительно есть — В.С.). Профессор из Петербурга потом окуней ловил, брал с собой , ответил на мой вопрос, что пожарит и съест. В яме еще водится лещ, но я туда его не бросал, принесли птицы. Есть и другая рыба. Гусей и уток в некоторые годы бывает видимо-невидимо. А вообще зк и поселенцы из Тумского, когда рубили лес на делянках рядом, тут рыбачили, прямо на этом водоеме. Все Чусовское тут рядом с водоемом собирает грибы. Больше тут и негде — кругом болото. Единственное сухое высокое место было здесь, на месте взрыва.

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
В 90-е годы на место производства этих взрывов был предпринят ряд экспедиций, в том числе организованных Пермским областным комитетом по экологии, Институтом биологии Коми НЦ УрО РАН, Коми республиканской федерацией профсоюзов. Но результаты этих экспедиций освещались в прессе довольно скупо, к тому же чаще всего в форме публикаций-сенсаций, с населением Чердынского и Троицко-Печорского районов никто не встречался, и жители этих мест по-прежнему в неведении, что же происходило на водоразделе Печора-Кама 30 лет назад и какова сегодня экологическая ситуация вокруг места взрывов. Выяснить это, а главное – рассказать об этом людям, живущим в районах проведения взрывов, и стало нашей задачей.
Еще задолго до проведения экспедиции Комитетом был налажен контакт с экологическими общественными организациями Пермской области (Партия зеленых Прикамья, Чердынское отделение СоЭС), которые оказывали нам помощь в сборе информации. Предполагалось также, что пермские зеленые помогут нашей экспедиции организовать заброску на полевые работы на место взрыва на водоразделе. Одновременно мы изучали возможность попадания туда с нашей стороны, с верховьев Печоры. Оба возможных варианта оказались достаточно сложными, но, взвесив все «за» и «против», мы предпочли все-таки заброску с печорской стороны.
В полевых работах на водоразделе Печоры и Камы участвовали привлеченные Комитетом специалисты: топограф-геодезист Николай Назаров, биолог Владимир Балибасов. Научным руководителем работ был Валерий Александрович Копейкин, доктор геолого-минералогических наук, профессор Ухтинского государственного технического университета, много лет проводивший исследования в зоне Чернобыльской аварии. Организовывал и руководил экспедицией координатор Комитета спасения Печоры, инженер-гидрогеолог Владимир Шрайбер.
Участники полевых работ из Печоры, Ухты и Сыктывкара добирались сначала до райцентра Троицко-Печорск поездом, затем частной автомашиной до поселка Якша. Из Якши на лесовозе добирались до реки Молог, затем на моторной лодке до реки Березовка. Прошлое лето, как известно, было на редкость засушливым. Несмотря на то, что экспедиция проводились во второй половине августа, обмелевшие в засуху притоки верхней Печоры оставались труднопроходимыми, и это серьезно осложнило путь к месту проведения взрывов.



Из рассказа Владимира Шрайбера, руководителя экспедиции:
- Наш базовый лагерь располагался на месте бывшей деревни Васюково, на берегу реки Березовка в 1,5 – 2 километрах от объекта исследований – места проведения ядерных взрывов в марте 1971 года. Именно здесь, в деревне Васюково, в течение нескольких лет до производства взрывов располагались военные (инженерная часть), а до них, как нам сообщил единственный житель Васюково Тимофей Афанасьев, 35-я экспедиция ГЛАВКа (видимо, какая-то экспедиция Министерства среднего машиностроения). Отсюда мы и ходили ежедневно на работу, к Атомному озеру.
Это так называемое озеро, образовавшееся в воронке ядерного взрыва, со стороны трудно сразу заметить, поскольку оно скрыто насыпью выброшенных при взрыве пород, за тридцать прошедших лет поросшей кустарником и молодым лесом. Кстати, взрывом выброшены на поверхность и глубоко залегающие горные породы – аммониты, брахиопод верхнего девона (мы запечатлели все это на фотоснимках). В центре водоема виднеется маленький островок, который образовался, судя по всему, в результате обратного падения грунта, выброшенного при взрыве вертикально вверх. На северо-восточном берегу «озера» до сих пор лежат куски толстой восьмислойной металлической трубы из ствола скважины, выброшенные силой взрыва. Толщина каждого из восьми слоев этой трубы – 12 мм. И тем не менее она была разорвана взрывом на куски, словно сделана из бумаги.
Рядом с водоемом-воронкой мы нашли еще 4 готовых к зарядке скважины большого диаметра, расположенные на одном профиле, в 175 метрах друг от друга. Известно, что планировалось произвести еще несколько десятков таких взрывов в экскавационных целях в рамках проекта переброски северных рек, и часть скважин для помещения ядерных зарядов была, как мы убедились, уже подготовлена. В огромном количестве был завезен сюда и щебень, видимо, для бетонирования стволов скважин и затрубного пространства.
Из отчета Валерия Александровича Копейкина, научного руководителя экспедиции:
- Наши маршруты по замерам радиационного фона начинались от берега озера по определенному азимуту, маршрут выбирался по возможности перпендикулярно к берегу озера и заканчивался при выходе в зону нормального радиационного фона. Съемка проводилась методом пошагового опоискования прибором СРП-68-01, верхний предел измерения которого для МЭД ГИ достигает 3000 мкР/ час. Замеры делались через каждые 20 метров. Результаты их заносились на план и записывались в журнал документации. Проводились, как положено, и контрольные измерения другим прибором того же типа (СРП-68-01), и бета-гамма-радиометром «Припять» (№193, проверен в Управлении дозиметрического контроля НПО «Припять»).
Затем, по возвращении из экспедиции, результаты полевых работ обрабатывались камеральной группой с вынесением их на план фактического материала масштаба 1:2500.
Измерения показали высокое радиационное загрязнение (до 500 мкР/час) на площади порядка 100 гектаров вокруг Атомного озера. Мы убедились, что на самых радиоактивных участках очень хорошо растут грибы, тогда как в более удаленных от озера местах с нормальным радиационным фоном (7-10 мкР/час) грибов значительно меньше.
Для выяснения последствий биологической миграции радионуклидов мы в районе Атомного озера спилили живую березу (гамма-фон на почве 430 мкР/час), ошкурили ее, а затем высушили. Ствол был распилен на отдельные чурбачки, которые были сожжены, и анализировалась лабораторно уже зола, что необходимо для точности анализа.
Результаты анализа показали, что радионуклид, содержащийся в древесине березы и вызывающий сегодня повышенную радиоактивность в районе произведенного взрыва, это цезий-137. Для практического исчезновения этого радионуклида понадобится не менее 300 лет. Если использовать лес из района радиоактивного заражения в качестве топлива, то весьма скоро сама печка станет источником радиоактивности, причем весьма сильным.

Результаты, полученные в ходе экспедиции, еще раз убедили нас в том, что данная территория должна быть зоной строгого радиационного контроля, и ее свободное посещение должно быть запрещено. Тем более должен быть запрещен всякий сбор грибов и ягод, а также охота и рыболовство, которые в настоящее время здесь имеют место. Само рукотворное Атомное озеро следует нанести на государственные топографические карты.

В начале 2000-х по центральному телевидению, в одной из передач цикла «Как это было», обсуждалась история проекта переброски вод северных рек в Каспий. В частности, было сказано и о том, что проект существовал не только на бумаге, он уже реализовывался, в том числе были произведены ядерные взрывы в экскавационных целях. На вопрос о том, как же могли производиться такие взрывы, ведь последствия их опасны для местных жителей, один из участников разговора ответил просто: «А там никто не живет: места незаселенные». На этом вопрос об опасности проведенного эксперимента был закрыт.
Ну что ж, если те, кто проводит эксперименты, так считают, то остается нам самим искать истину и доводить ее до местного населения. Именно поэтому параллельно с полевыми исследованиями на Лузе и на водоразделе Печора-Кама членами Комитета и нашими активистами было проведено множество встреч с местным населением в ходе анкетирования жителей населенных пунктов, расположенных близко от мест проведения взрывов. Это поселки Трубоседъельск и Каджером в Печорском районе, села Ижма, Брыкаланск, Ласта в Ижемском районе, поселок Якша и деревни Курья, Усть-Унья, в Троицко-Печорском районе, а также поселок Чусовское, село Корепино в Чердынском районе Пермской области. Всего было опрошено около 250 человек.
В населенных пунктах, расположенных близ места проведения взрывов на водоразделе Печора-Кама, люди более осведомлены о факте взрывов, чем, скажем, жители Печорского и Ижемского районов о взрыве на Лузе. Это и понятно, если иметь ввиду, что взрыв на водоразделе был практически наземным, и сотни жителей Верхней Печоры не просто слышали, а лично ощутили толчок и наблюдали «огненный шар», возникший в момент взрыва и выброса.
В селе Курья Троицко-Печорского района, например, из 30 опрошенных 24 человека (80%) знали о взрыве, причем треть опрошенных наблюдала его лично. Но лишь 20 процентов опрошенных ответили, что знают, с какой целью был произведен взрыв. Тем более люди затрудняются ответить на вопросы, связанные с последствиями этого наземного ядерного взрыва, поскольку никто никогда не информировал их о том, каков уровень радиации на месте проведения взрыва, никто не проводил никаких исследований в их селе (а если кто-то и проводил, то им о результатах не докладывал). Еще меньше знают люди о взрывах и их последствиях в Усть-Унье, селах и поселках Печорского и Ижемского районов.
Результаты анкетирования и встреч с населением убедили нас в том, что жители близрасположенных населенных пунктов до сих пор не знают практически ничего о последствиях проведенных взрывов, о радиационной обстановке на месте их проведения, о влиянии проведенных экспериментов на природу и здоровье населения.
Между тем зловещее озеро очень привлекательно с виду. Вокруг этого заполненного водой кратера, да и в нем самом тоже, кипит жизнь: берега его буйно заросли зеленью, в водоеме полно рыбы, по весне на «озере» много водоплавающих, а вокруг – огромное количество грибов. И грибников здесь тоже много. Как и охотников, и рыбаков…
И тем, кто проводит подобные эксперименты над людьми и природой, очевидно, очень важно, чтобы население как можно дольше было в неведении. Ведь только в таком случае можно беспрепятственно и безнаказанно продолжать «строительство» подобных объектов, дышащих радиацией котлованов.
Как мы убедились в ходе многочисленных встреч с жителями верхней Печоры, люди ничего конкретного не знают об эксперименте и его последствиях, а потому молчат. Выходит, такие эксперименты и их «успешное прохождение» таят в себе, кроме экологической, еще одну серьезную опасность. Они подтверждают тезис о бессловесности, о безропотности народа, живущего на подобных испытательных полигонах и вокруг них. Проводя эти эксперименты один за другим, власть предержащие становятся все уверенней в своем попирании гражданских прав населения, в своем игнорировании мнения и интересов народа. Вот почему мы сочли важным вернуться к вопросу тридцатилетней давности, «поворошить прошлое», напомнить об этом жителям Припечорья.
Отчет Комитета о проведенных исследованиях и о результатах анкетирования населения был разослан нами в десятки адресов, в том числе в сельские и поселковые библиотеки. В поселках Каджером и Трубоседъельск Печорского района при поддержке местной администрации, Печорского управления по социальным вопросам, городской библиотеки №17, Каджеромского лесхоза и местной библиотеки проведены общественные слушания.
Комитет спасения Печоры и в последующие годы, после официального завершения этого проекта, продолжал информационную, разъяснительную работу с населением по этому вопросу. Потому что до тех пор, пока мы будем безучастны, пока мы будем равнодушно взирать на все, что происходит вокруг, пока не поймем, что мы имеем право участвовать в принятии решений, касающихся нашей жизни на нашей земле, пока мы не добьемся удовлетворения этого права, пока не поймем, наконец, что и мы ответственны за будущее нашей земли – до тех пор будут появляться и множиться проекты века, подобные повороту рек.
И если бы тогда, в семидесятые годы, горстка людей – ученые нашей республики, российские писатели, поднявшие дискуссию в «Литературной газете», - не остановила нашумевший проект – вместо сегодняшнего Атомного озера разливалось бы на огромных пространствах Верхнего Припечорья Атомное море, а десятки сел и деревушек с богатейшей историей, самобытными традициями и уникальными природными комплексами вокруг ушли бы на дно его.
Такое будущее готовил нам проект века. А ведь и он, так же как и некоторые сегодняшние проекты, подавался «в блестящей упаковке», и он рисовал соблазнительные картины счастливого и безбедного будущего для северян. А оставил, как мы убедились, только котлован. Котлован, в отличие от того, знаменитого платоновского, дышащий еще и радиацией.
Валентина Семяшкина.

В материале использованы отчеты руководителей экспедиции Комитета спасения Печоры Валерия Александровича Копейкина и Владимира Александровича Шрайбера, а также воспоминания очевидцев, записанные в ходе проведенного Комитетом опроса населения.
Комитет спасения Печоры благодарит за содействие в выполнении данной работы Институт содействия общественным инициативам ИСАР, финансировавший наши исследования; Партию зеленых Прикамья (И.Ежикова), Чердынское отделение СоЭС (Н.Федосеева) за информационную поддержку; Ижемский и Троицко-Печорский райкомитеты по охране природы, Каджеромский лесхоз Республики Коми и его директора А.Я.Кема, Печорскую библиотеку-филиал №17 за организационную и информационную помощь, Печоро-Илычский государственный заповедник и сотрудника заповедника Ирину Сивоха за организационную и информационную поддержку; предприятие «Исток» горкомзема города Печоры за помощь в организации полевых работ; а также всех жителей населенных пунктов Ижемского, Печорского, Троицко-Печорского, Чердынского районов, откликнувшихся на инициативу Комитета.



поиск:
Разделы:
Save Pechora Committee
Комитет спасения Печоры
Мероприятия и акции
Нарушения
Пресс-релизы
Проекты и кампании
Путешествия, Населённые пункты Коми, природа.
Сообщает природоохранная прокуратура
Ссылки
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
 
 
Главная страница Новые записи
О Комитете спасения Печоры Популярные записи
Фотоальбомы Важная информация
Обратная связь