Главная Фотоальбомы О нас Новое Популярное Блоги Обратная связь
Отстоим Шиес - НЕТ полигонам московского мусора на Севере!
Два года после аварии: большая часть рекомендаций не выполнена.
SAVEPECHORA > Аналитика
 Два года после аварии: большая часть рекомендаций не выполнена.  
[13 апреля в 01:51]
Два года назад, 10 апреля 2017 года, на кусте скважин №2 месторождения им. Алабушина, что на территории городского округа Усинск, произошла авария, приведшая к фонтанированию и горению больших объемов углеводородов. Фонтанирование и вызванный этим пожар на кусте скважин продолжались до 11 мая 2017 года.
11 – 12 мая 2017 года, прямо «по горячим следам», группа в составе пяти экспертов из научных и общественных природоохранных организаций по приглашению ПАО «Лукойл» побывала в Усинске. Эксперты посетили злополучную кустовую площадку №2 им. Алабушина и встретились с представителями компании, а также местных органов власти, местного населения и общественных организаций, в том числе с активистами Комитета спасения Печоры.

В подготовленных экспертной группой по результатам этих встреч «Рекомендациях по социально-экологической части…» сказано, что «наряду с активными, и, в итоге, эффективными действиями по ликвидации фонтанирования и горения, в процессе аварии в очередной раз выявился ряд существенных социально-экологических проблем (особенно во взаимоотношениях с местным населением), которые необходимо решать».

Недавно, спустя почти два года после усинских встреч, в Москве состоялась встреча членов экспертной группы с представителями ПАО «Лукойл» и ООО «Лукойл Коми». Участники встречи, среди которых были, с одной стороны, главный специалист отдела охраны окружающей среды ПАО «ЛУКОЙЛ» И. Жданов и представители ООО «Лукойл Коми» господа Дробинин, Лясковская. Костылев, Кулиш, Прокопив, с другой стороны – приезжавшие в Усинск эксперты А. Книжников (WWF), В. Богоявленский (Институт проблем нефти и газа РАН), А. Соловьянов (ВНИИ экологии при Минприроды России), А. Григорьев (СоЭС). Члена экспертной группы, руководителя энергетической программы Гринпис России В. Чупрова представляла Е. Сакирко.

В ходе встречи эксперты попытались выяснить, насколько полно и результативно выполнены ООО «Лукойл Коми» их рекомендации по социально-экологической части.
Напомним, что все рекомендации, сформулированные экспертами, были разделены на три части.

Первая – это рекомендации по первоочередным мерам, которые необходимо было выполнить в ближайшие 2-3 месяца, то есть в течение мая – июля 2017 года. Среди них – проведение оценки последствий аварии, в том числе выяснение возможности (безопасности) использования природных ресурсов (сбора грибов-ягод, рыбной ловли, охоты, отдыха на природе и др.) на территории, подвергшейся воздействию аварии. Эксперты рекомендовали при наличии ограничений информировать об этом местных жителей с указанием, на какой период времени распространяются ограничения.
Местные жители хорошо знают, что ничего подобного предпринято не было.
Однако представители Лукойл Коми, дававшие на встрече в Москве объяснения по каждому пункту Рекомендаций экспертов, говорили о том, что они провели рекультивацию вокруг аварийной площадки, что они брали пробы снега, и повышения ПДК не было, поэтому население и не предупреждали.
Первый вопрос, неизбежно возникающий после такого ответа: где брали эти пробы снега и где результаты анализа этих проб? Эксперт от Социально-Экологического союза Алексей Григорьев спросил: «Почему не было повышения ПДК, если даже визуально было сильное загрязнение? И зачем тогда рекультивационные меры, если не было превышения ПДК? И есть ли в открытом доступе результаты анализов?». Ответов на эти вопросы нет.

Ещё одна из предложенных экспертами срочных мер была связана с обработкой и систематизацией информации, касающейся предпосылок и последствий аварии (официальные данные измерений загрязнения, сведения по метеоусловиям в период аварии, материалы по проблеме размещения куста скважин в затопляемой зоне и т.д.). Представители Лукойл Коми сослались на то, что было проведено расследование с участием Ростехнадзора, что виновен подрядчик; что теперь используется новый клапан, и т.д. Отметили также, что Ростехнадзор резко ужесточил требования и не допускает нарушений.
Эксперты прокомментировали: этот пункт был внесен в связи с тем, что компания не ведёт мониторинг соответствия ПДК. А если и ведёт, то не информирует об этом. Что изменилось? Где в открытом доступе информация? По мнению эксперта А.Григорьева, вопрос остается открытым, а с учетом того, что Лукойл ведет разведку в пойме Печоры, он ещё более обостряется.

Среди первоочередных рекомендаций экспертов была также организация диспансеризации и принятие мер по оздоровлению населения, оказавшегося в зоне воздействия аварии, а также разработка программы страхования местного населения на случай аварий на производственных объектах нефтегазового комплекса.
Представители Лукойл Коми доложили, что была проведена всеобщая диспансеризация более 90 процентов населения, что большая часть жителей выезжали на юг за счёт компании. Однако, по мнению экспертов, этот пункт также не был выполнен, поскольку «важна не разовая акция, а мониторинг состояния здоровья населения». Кроме того, пункт рекомендаций о необходимости страхования не выполнен вообще.
От жителей пострадавших населенных пунктов мы знаем, что так называемая диспансеризация была проведена очень поверхностно, врачи необходимых специализаций не участвовали, их просто не было. Кроме того, в деревнях на территории богатой «нефтяной столицы Коми» сокращаются даже ФАПы, ликвидируются участковые больницы.

Ещё одна рекомендация «срочного» характера говорила о том, что «необходимо развернуть систему мониторинга загрязнения воздуха и воды с учетом выявленных в процессе аварии недостатков (в том числе установить приборы для замера качества воздуха с пределами измерений, соответствующих ПДК не промышленной, а жилой зоны), а также провести тренировки для населения по действиям в случаях аварий.
По этому пункту представители Лукойл Коми ответили, что прибор для замера качества воздуха есть в школе села Щельябож. Про то, что это прибор для замера концентраций вредных веществ в промышленной зоне, мы уже писали. Представители компании заявили на этот раз, что у них нет прибора для бытовой зоны и что этим должны быть озабочены власти Коми, а не Лукойл.
Интересный поворот. Со ссылкой на «власти Коми» трудно не согласиться. Но зачем в таком случае было обещать? А обещание заменить газоанализатор, для отвода глаз установленный на здании школы в Щельябоже, звучало ранее неоднократно.
Вывод экспертов: рекомендация не выполнена, результатов нет. Тем более что речь шла о мониторинге целостном, а не о единичном датчике, который и то не поменяли.

Кстати, именно компания должна контролировать ситуацию (делать замеры и т.д.) по границам своей санитарно-защитной зоны. И если уж не напоминать о датчике в Щельябоже, жители которого вынуждены периодически «не дышать» из-за выбросов сероводорода, то где информация о ситуации с уровнем выбросов на границах санитарно-защитных зон? Её тоже нет.

Вторая часть рекомендаций была на среднесрочную перспективу – до конца 2017 года.
Эксперты рекомендовали активизировать диалог с местным населением, природоохранными активистами и общественными организациям. И с этой целью даже предложили компании «подготовить с участием общественности и опубликовать «Отчет по анализу причин и социально-экологических последствий аварии на месторождении им. Алабушина».
По мнению представителей Лукойл Коми, сейчас «идет регулярный диалог, прошло 20 встреч с населением, актуальность ситуации на Алабушина и острота темы снизились».
Оставлю это заявление для оценки наших читателей – жителей Щельябожа, Новикбожа, Усть-Усы…
Эксперты же оценили его так: «Протоколов встреч нет в открытом доступе. Где они, если эти протоколы и результаты встреч вообще есть и зафиксированы? В них должна быть оценка ситуации жителями пострадавших населенных пунктов».

Что касается отчета «по анализу причин и социально-экологических последствий аварии», представители компании сказали, что Комитет спасения Печоры не проявлял инициативы, поэтому отчета нет. А так-то они готовы были предоставить всю информацию…
Ну что тут скажешь? Кроме того, что сказал эксперт от СоЭС Григорьев, и добавить нечего: «Отчитываться должен Лукойл, потому что не у Комитета спасения Печоры горела скважина».
Таким образом, и этот пункт оказался невыполненным. Эксперты подчеркнули, что необходимо хотя бы в 2019 году такой отчет подготовить.

Ещё одна рекомендация на среднесрочную перспективу звучала так: «Организовать для местного населения, общественных организаций и добровольцев выполнение комплекса мероприятий, направленных на повышение экологической грамотности, подготовки к эффективным действиям в случаях аварий».
Ответ представителей компании: этим должны заниматься МЧС и власти, но они не проявляют интереса.
А ведь большая часть экспертов, кроме этой рекомендации, говорили даже о том, что компания должна «оказать поддержку, в том числе юридическую, организации и проведению массовых мероприятий местного населения по обсуждению социально-экологических проблем в зоне воздействия аварии» (пункт 2.1.3 Рекомендаций).
Вместо этого, как наши читатели помнят, шло активное воспрепятствование встречам Комитета спасения Печоры с местными жителями пострадавших сёл и деревень. Правда, представители Лукойл Коми заверяли экспертов, что они тут ни при чём, что давление на общественников и препятствование встречам с Лукойл Коми никак не связано…

Что касается беспредела, связанного с проведением сейсморазведки в пойме Печоры, в окрестностях и на территории населенных пунктов, то эта тема, по их мнению, не относится к повестке дня встречи.

Среди рекомендаций на 2017 год было также предложение провести анализ существующей проектной документации по освоению месторождения им. Алабушина, материалов ОВОС, результатов общественных обсуждений и т. д., уточнить эти документы с учетом опыта предыдущих затоплений площадки и аварии 2017 года. При этом особое внимание должно было быть уделено учету рисков размещения скважин в зонах затопления.
Представители Лукойл Коми сказали на встрече, что площадка поднята до проектного уровня. Но, судя по всему, устье скважины по-прежнему ниже уровня затопления, поскольку, по свидетельствам очевидцев, в момент аварии оно было на 5 метров ниже площадки. Где гарантия, что в период половодья не будет утечек и т.д.?

Эксперты поинтересовались, была ли проведена работа над ошибками ОВОС и есть ли этот анализ в открытом доступе. Между тем, по словам эксперта Богоявленского, анализ ошибок очень важен. По его мнению, бурить в пойме можно, но на качественно подготовленных площадках, эта площадка не была подготовлена, а бурение уже вели. Впрочем, эксперт А.Книжников (WWF), комментируя строительство скважин и бурение в пойме, отметил, что сейчас тенденция экологизации нефтедобычи – отход от пойм, от ценных природных комплексов….и это общемировая тенденция…
Но что для Лукойла общемировые тенденции!

В Рекомендациях экспертной группы было предложено также создать систему информационной открытости – размещать на официальных сайтах в открытом доступе проектную документацию, представляемую на ОВОС и госэкоэкспертизу, а также результаты её обсуждения, информацию о причинах аварии, ходе работ по ее ликвидации и т.д. Пункт тоже не выполнен.

В одном из пунктов было предложено внести изменения в Постановление Администрации муниципального образования городского округа Усинск 7 мая 2015 г. N 829 «Об утверждении Порядка проведения общественных слушаний об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду на территории муниципального образования городского округа Усинск» в части проведения общественных слушаний не в одном населенном пункте, а во всех, где есть риск воздействия намечаемой деятельности, включая потенциальные аварийные ситуации.
Представители Лукойл Коми тут, конечно же, вновь сослались на то, что это функции местного самоуправления, а не компании.

В разделе долгосрочных мер эксперты рекомендовали провести сбор и систематизацию сведений о существующих острых социально-экологических проблемах, связанных с деятельностью нефтегазовых компаний на территории Республики Коми.
На это предложение представители Лукойл Коми ответили, что на территории работает много компаний, и такая работа может быть проведена под эгидой Минприроды Коми, к примеру, но никак не Лукойла.

Примерно так же отреагировала компания на рекомендацию по подготовке доклада о перспективах развития нефтегазового комплекса Республики Коми на 20 – 25 лет, с учетом коренных изменений, начавшихся на мировых рынках в этой области, влияния глобальных изменений климата, развития технологий, роста конкуренции на мировом рынке, при которой все более важными факторами становятся социально-экологические показатели деятельности нефтегазовых компаний.

Итак, что «в сухом остатке»? Как видим, бОльшая часть рекомендаций не выполнена. И это общее мнение экспертов. Ну что тут скажешь? Добавить нечего.



поиск:
Разделы:
Save Pechora Committee
Аналитика
Архив газеты "Экологический вестник Припечорья"
архивные статьи газеты "Экологический вестник Припечорья"
Комитет спасения Печоры
Мероприятия и акции
Нарушения
Отчёты
Пресс-релизы
Проекты и кампании
Путешествия, Населённые пункты Коми, природа.
Сообщает природоохранная прокуратура
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
 
 
Главная страница Новые записи
О Комитете спасения Печоры Популярные записи
Фотоальбомы Важная информация
Обратная связь