Главная Фотоальбомы О нас Новое Популярное Блоги Обратная связь
Мы против ликвидации Минприроды Коми
Два месяца ярегской нефтебеды. Что изменилось?
SAVEPECHORA > Нарушения
 Два месяца ярегской нефтебеды. Что изменилось?  
[6 июня 2016г. в 00:40]
В части информированности населения Ухты – ничего. Напомню. 8 апреля в 12-30 комиссия в составе представителей Ухтинского городского комитета по охране окружающей среды и МУ «Управление по делам ГО и ЧС» администрации МОГО «Ухта», думаю, не случайно, посетила место будущего сбора нефти на реке Ярега. От водозабора города Ухта это около 25 км вверх по течению семужье-нерестовой реки Ухта. При минимальной скорости водотока подо льдом около трех км/час, увиденная членами комиссии нефть достигла водозабора Ухты к 21 часу того же дня, а через 15 км к 2 часам ночи 9 апреля достигла реки Ижма.

С 20-00 13 апреля 2016 года введен режим чрезвычайной ситуации. Информация об этом появилась 14 апреля на сайте администрации Ухты. В сообщении говорится, что режим ЧС введен на территории городского округа, на акватории реки Ухта от поселка Шудаяг и выше по течению до устья впадения реки Ярега с притоками ручьев Малый Войвож и Большой Войвож. Это значит, что город не входит в зону ЧС, т.е. для движения нефти по реке в пяти км от него поставлен надежный бумажный заслон Постановления руководителя администрации МОГО «Ухта» № 907. А информировать горожан о произошедших событиях и правилах безопасности поведения при угрозе и возникновении чрезвычайной ситуации, как того требует законодательство, не обязательно.

Около двух месяцев в официальных подконтрольных власти СМИ проблема нефтеразлива на Яреге замалчивалась, а на вопросы граждан, увидевших в интернете шокирующие фото нефтехода, следовали успокаивающие заявления руководителя администрации об отсутствии серьезной беды от нефтеразлива и заверения, что всё под контролем. Ждите, граждане, официальной информации на вопросы: Когда? Где? Почему?

Надежда на получении полной информации о нефтеразливе под Ухтой для общественников, занимающихся этой проблемой, появилась накануне объявленной встречи с чиновниками и ярегскими нефтедобытчиками. Утром 2 июня к администрации МОГО «Ухта» подошли те, кого смогли оповестить, и узнали, что представители «Лукойл-Коми» запланировали экскурсию по местам зачистки берегов рек Ухта и Ярега от следов нефтепродуктов и по объектам на Яреге.
У крыльца администрации, где среди собравшихся были в основном операторы местных ТВ и журналисты, общественники выдвинули свои требования - показать им места выброса нефтепродуктов у ручья Малый Войвож, начав с законсервированных старых скважин, а далее осмотреть территорию НШУ «Яреганефть» и вернуться в администрацию города к 17-00 на обсуждение увиденного. Надо отдать должное представителям «Лукойл-Коми», которые после отговорок всё же согласились с общественниками изменить предложенный ими первоначально маршрут.

На пути к законсервированным скважинам на Малом Войвоже бегло осмотрели ручей в месте пересечения его автодорогой, ведущей к объектам стороящегося промузла Лукойла. Отметили высокий уровень воды в ручье, повышенную мутность и обрубленные штыковыми лопатами берега Малого Войвожа. Следов нефти на берегах не увидели. Далее – экскурсия по ряду объектов промузла и вновь осмотр места пересечения ручьем кольцевой автодороги, охватывающей промзону. Ручей проходит через водосточную трубу, встроенную в полотно дороги, а перед ней простирается относительно ровная площадка со следами широких гусениц болотника, разгладившего береговую поверхность из глины вперемежку с камнями. Местами на этой поверхности видны следы перемешанной с грунтом нефти. Увиденное привлекло внимание общественников и представителей СМИ.



Здесь произошло не предвиденное никем событие. Телеоператор ТВ ГСП с камерой в руках перешел по видимым в ручье камням на противоположный берег и, сделав пару шагов по песчанику, неожиданно провалился в зыбкий грунт. Его коллега-журналист тут же кинулась в ручей спасать дорогостоящую аппаратуру и также была заблокирована зыбким дном ручья. Когда вытягивали телевизионщиков из ручья, то вместе с их ногами на поверхность воды полез нефтенасыщенный грязевый грунт. Штанины оказались вымазанными нефтью, а в сапогах забулькала нефтесодержащая жидкость.
Образование подобных «ловушек» объяснимо. Дорога через ручей представляет своеобразную плотину, и при избытке воды в ручье перед ней образовалась запруда с тихим течением. В русловых ямках и по берегам ручья при слабом течении осели тяжелые фракции нефтесодержащей жидкости и частицы грунта, сбитого с берегов выше по течению. Когда в ручей попали камни, то они своим весом легли на твердое дно, а пустоты между ними заполнились нефтесодержащей грязью, которая могла накапливаться долгое время.
Водоем у дороги ранее был обширным, но неглубоким. На дне его были нефтесодержащие фракции, которые с уходом паводковой воды оказались на поверхности залитого пространства. Чтобы скрыть это безобразие, привезли достаточно много камней и грунта и разровняли всё это бульдозером-болотоходом. В результате образовалась более-менее ровная площадка, часть которой видна на снимке. Её зыбкость местами и выделение нефтепродуктов на поверхности указывали на недавно проведенные работы.
Кстати, повышенный уровень воды в ручье Малый Войвож, увиденный ранее выше по течению, и более прозрачная вода малого уровня у первой плотины ниже, шевельнули мысль о возможной транспортировке объемов воды самотеком по руслу ручья от водохранилища очистных сооружений «Яреганефти» до строящегося промузла «Лукойла» для производственных нужд.



Далее предстоял двухкилометровый пешеходный маршрут вдоль ручья Малый Войвож за пределы промзоны к месту трех законсервированных скважин. Первая скважина, в виде забетонированного куба, была без признаков замазученности окружающей её растительности, что было бы неизбежно при изливе из нее нефти. Присутствующие могли убедиться, что следов выброса нефти не было. Здесь же поблизости обнаружили керны двух размеров – результаты работы бурильщиков 30 – 50-х годов. Рядом была и стоянка рабочих по апрельской зачистке следов нефти по берегам ручья выше по течению от скважины. Ниже по течению ручья Малый Войвож прошлогодняя трава и береговые кусты были измазаны нефтью.
На второй законсервированной скважине на месте бетонного куба оказались его обломки. За месяц после предыдущего моего посещения он самостоятельно разрушился. Старая скважина в виде ржавой трубы как бы хотела показать, что она не причастна к нефтеразливу. На ней и вблизи её нет признаков замазученности, а на выходе из неё находится надежная заглушка. Вблизи скважины есть небольшой полусгнивший сруб. В нем радиометр показал увеличенный в десять раз уровень радиации по сравнению с первой скважиной. Возможно, там были извлеченные из скважины керны или в него сливали жидкость, использованную при бурении.



Несколько выше по течению в ручье обнаружили два наполненных чем-то мешка. Доставать из воды их не стали. Там могла быть собранная по берегам ручья замазученная прошлогодняя трава или сорбент, впитывающий в себя нефтяную пленку. Уплыть дальше мешки не могут из-за сильного захламления русла ручья древесиной. В русле ручья у препятствий видна осевшая нефтесодержащая серая грязь, а на крутых изгибах ручья на его поверхности скапливается густая нефтяная жидкость. Ниже законсервированных скважин, как и в апреле, видны загрязнения берегов и кустарника и отсутствие следов зачистки. И так, похоже, выглядят берега ручья Малый Войвож и реки Ярега до места апрельского подбора нефти.
Таким образом, кто хотел, тот и без посещения третьей законсервированной скважины мог сделать вывод о непричастности этих старых законсервированных Лукойлом скважин к ярегскому нефтеразливу, а значит, эта версия несостоятельна.



Плотина-переезд кольцевой автодороги на выходе Малого Войвожа за пределы промузла «Лукойл-Коми» за месяц после моего последнего посещения несколько изменилась (см. фото в материале от 27.04.2016 «Неопознанный источник ярегского нефтесброса»). Её вновь раскопали и вытащили из неё водопропускную трубу с загнутым вверх выходом. Горизонтальная труба оставлена на своем прежнем месте, но русло ручья ссужено для водотока от горизонтальной трубы. Ниже три фото, сделанные вблизи одного и того же места, но в разные дни: 02.06.2016, 24.04.2016 и 19.04.2016 г.







Действия с перестановкой водопропускных труб плотины-переезда у выхода Малого Войвожа за пределы промузла понятны с точки зрения сокрытия следов замазученности берегов ручья внутри закольцованной территории. Непонятно отсутствие вмешательства природоохранных служб в вольные действия Лукойла с естественной средой водотока. Череда нарушений естественности лесного ручья Малый Войвож, связанных с изменением берегов его русла, повышением мутности, скорости течения и объемов прохождения воды при разрушении плотины и т.д. имеет негативное влияние на фауну и флору природного объекта.
Возникают вопросы необоснованного увеличения «Лукойл-Коми» финансовых затрат на привлечение техники и людских ресурсов на работы, связанные с ликвидацией нефтеразлива. Из интернета известно (простите, если неправильно понял), что если будет подсчитан ущерб природе, то, вычитая из него финансовые затраты на ликвидацию нефтеразлива предприятия-нарушителя, останется сумма фактической оплаты причиненного ущерба. Контроля затрат от общественности здесь нет. Значит, можно больше использовать технику и людей, в том числе и на бесполезные или выгодные для нарушителя работы, не связанные с ликвидацией последствий нефтезагрязнения. Как бы бюджет не оказался должником перед виновником аварии! Таково наше законодательство. При этом объемы собранной нефти и нефтепродуктов со стороны контролирующих служб никто не считает. Граждан же путают определениями вроде «сгустки нефтесодержащей жидкости», а также понятиями «источники загрязнения реки», «нефтезагрязнения берегов», «нефтевыбросы», «попадание нефтепродуктов в водоемы», «нефтесодержащие разливы» и т.д. Думаю, специалисты знают смысловые различия этих выражений, а как гражданам разобраться в словоблудии?
Так, например, на прошедшем 2 июня в администрации МОГО «Ухта» обсуждении по итогам поездки на Ярегу прозвучали три версии по источникам загрязнения реки Ухты: река Чуть, старые скважины и производственные площадки «Лукойл-Коми». Действительно, источниками загрязнения реки Ухта являются названные объекты, но я бы добавил еще и ГСМ от транспортных средств. Однако общественности надо знать, откуда пришла нефть по реке Ярега, которую черпали на месте её сбора у моста и которая оставила свои «автографы» на берегах ручья Малый Войвож и рек Ярега и Ухта. Чуть отпадает (нефть вверх по течению не плывет), три законсервированные скважины 30 – 50 годов также. Однозначно нефть пришла с промплощадок «Лукойла». И об этом было сказано на встрече в администрации.
Часть группы общественников в этот день прошла по очистным НШУ «Яреганефть». Безобразий увидели достаточно много, и некоторые общественники согласились с версией об утечке нефтепродуктов отсюда. Однако явных следов прохождения большого объема нефтепродуктов по ручью Малый Войвож до вхождения его в промзону «Лукойла» нет. Такие следы были видны в апреле на берегах ручья в промзоне нефтяников и ниже по течению. А посему и говорить о конкретных местах и причинах нефтесброса пока не приходится.
Одно лишь ясно: «Лукойлу» надо держать ответ за случившееся и максимально снижать негативные воздействия нефтедобычи на нашу природу и здоровье людей.

Валерий ТОРЛОПОВ
Фото автора

видео снято оператором программы "День" Евгением Садыкововым
На видео - Оператор "ГСП" Алексей Борисов и корреспондент Алла Поздеева.



поиск:
Разделы:
Save Pechora Committee
Комитет спасения Печоры
Мероприятия и акции
Нарушения
Пресс-релизы
Проекты и кампании
Путешествия, Населённые пункты Коми, природа.
Сообщает природоохранная прокуратура
Ссылки
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
 
 
Главная страница Новые записи
О Комитете спасения Печоры Популярные записи
Фотоальбомы Важная информация
Обратная связь